Свёртыш (kladun) wrote,
Свёртыш
kladun

Categories:

«Омерзительная восьмёрка»: глубже авторского замысла


Времени с премьеры прошло уже порядочно, шум улёгся, так что можно высказаться.

Лично мне фильм понравился чрезвычайно. Я даже сходил на него в кинотеатр два раза подряд – для меня случай редчайший. Считаю данную работу безоговорочно лучшей у Тарантино.

Особой оригинальности в этом нет – много кто хвалил сей фильм и до меня. Но хвалили всё за вещи технические: за персонажей, за атмосферу, за диалоги, за месиво и разнузданное насилие. Однако никто не увидел в фильме глубины – во всяком случае, мне такое не попадалось.

Меня это даже удивляло. Потому что глубина хоть и глубокая, но видна с отчётливой ясностью, вглядываться не требуется. При этом автор картины нечаянно копнул глубже, чем собирался, и показал то, чего вовсе и не желал. И вполне вероятно, что сам этого так и не понял.

О чём бишь я? О расизме, конечно. Учитывая то, что мне известно о Тарантино, его предыдущее творчество, а также его букетик кровей, авторитетно заявляю: Квентин Тарантино не только не приверженец расизма, а его противник. И уж точно не стал бы пропагандировать расизм. Однако фильм получился абсолютно расистский. Можно сказать, правда нашла себе дорогу и самостоятельно пробилась сквозь убеждения автора. Более расистского фильма я не видел. И дело вовсе не в слове «ниггер», которому так радовались разные дурачки. Ну какая в нём глубина-то?! А я же про глубину, я говорил.

Всё дело в главных героях, а точнее – в переменах, которые с ними происходят по ходу сюжета. Главных героев четыре: майор Маркус Уоррен, Джон Рут «Вешатель», шериф Крис Мэнникс и преступница Дэйзи Домергу. Последнюю не берём – с ней не случилось никаких метаморфоз и катарсисов. Рассмотрим оставшихся троих:

1) Джон Рут «Вешатель». Янки до мозга костей. Всю жизнь считал, что негры – такие же люди, как и белые, отличаются только цветом кожи. Майора Маркуса Уоррена – негра – без притворства уважает. Незадолго до смерти понял, что все нелестные отзывы про негров, которые он считал злопыхательством – правда. Что негры лгут и извираются, не ставя себе никаких границ – в том числе, запросто соврут о вещах недопустимых, священных, неприкосновенных.

2) Шериф Крис Мэнникс. Истовый южанин, оголтелый расист. Считает, что в мире нет ничего хуже негров и быть не может. Под конец в союзе с негром Маркусом Уорреном отбивается от банды Домергу. Расист-шериф и негр-майор как будто бы поладили. Но перестал ли шериф быть расистом, пересмотрел ли он свой взгляд на негров? Нет. Он по-прежнему считает негров мерзостью, которой бы лучше не было. Что же произошло? Крис Мэнникс понял, что есть в этом мире вещи и похуже негров. Что же это? А это когда как негры себя ведут белые. Этот урок он усвоил от Дэйзи Домергу и её банды, наглядевшись на их вполне себе ниггерскую беспринципность.

3) Майор Маркус Уоррен. Негр. Всю жизнь считал, что белые – такие же, как негры, и отличаются только цветом кожи. Честно верил, что все возвышенные слова белых – лишь слова и нужны только чтобы пускать пыль в глаза и запудривать мозги. Он и сам этому научился. А что – хорошее средство, действенное. А вот цель и высшая ценность одна – собственное выживание, выше этого ничего нет. Высшие принципы, преданность каким-то там идеям – галиматья, которой морочат дураков и во что обманутые дураки верят. Уж он-то знает, он не дурак. Правда ведь не дурак. Под конец фильма он, глядя на шерифа Криса Мэнникса, вдруг осознаёт, что в том есть нечто, чего нет в нём самом. И в других белых есть. Вещь, ему недоступная. Он понимает, что никогда её не поймёт – просто не дано. Ни ему – ни другим неграм. А в дурацком шерифе есть. Именно в дурацком. Эти два персонажа простроены так, чтобы было легко сравнить. Негр-майор умнее, хладнокровнее, сдержаннее, солиднее. А шериф – болтливый болван и вообще шут (хоть это во многом и вынужденная маска). Зрителю сразу ясно, кто тут человек достойный, а кто чмо приблудное. Но однако же для глупого белого чма естественна вещь, столь недосягаемая для са́мого умного негра. Продолжать безнадёжно сражаться за безнадёжное дело – с точки зрения негра, несусветная глупость. А с точки зрения настоящего белого – высочайшая доблесть. Ну как негру такое понять?! Нет у него для этого необходимой детали в личности. Потому и загоревал, что это понял.

Так как же она называется – эта деталь? Называется она честь.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 57 comments