Свёртыш (kladun) wrote,
Свёртыш
kladun

Category:

россиянское терпильство под обезьяньим игом


Перепечатываю ниже заметку с информационно-аналитической интернет-платформы «Русь» о ситуации на северо-западе Пермского края. Комментариев не даю, выводы для себя пусть каждый делает сам.

В коленно-локтевой позиции

Северо-западная часть Пермского края, куда входит и Коми-Пермяцкий автономный округ, значительно отличается от остальных районов. Так и напрашивается крылатое «кругом тайга, и хозяин там медведь». Действительно, у нефтеносного юга есть свой хозяин в лице транснациональной корпорации, промышленный центр тоже под присмотром, северные земли опекаемы не менее крупными химическими дельцами. А вот у вышеуказанной географической местности как-то не сложилось, здесь не пролегают федеральные трассы и железнодорожные магистрали, нет крупных населенных пунктов, за редким исключением. Одним словом — тайга. Только вот совсем не медведь хозяйничает на этих далеко не бедных территориях с огромными запасами промышленного леса.

Напряжённая ситуация между коренным населением Коми округа, Карагайского района и южанами получила огласку благодаря Пермскому региональному правозащитному центру. Его сотрудники стали получать жалобы местных жителей на беспредел со стороны представителей кавказских диаспор — выходцев из Чечни, Ингушетии, Дагестана, Грузии, Армении, а более всего — из Азербайджана, которые активно ведут в этих районах свой лесной бизнес.

В августе 2008-ого года Пермский региональный правозащитный центр предпринял гражданское расследование ситуации в Карагайском районе Пермского края. Поводом для него стали массовая межнациональная драка в ночь на 19-ое июля при невмешательстве правоохранительных органов (но при активном участии в избиении посетителей кафе милиционера Шамхана Арсаналиева) и отсутствие уголовных дел на фоне ввода в село бойцов ОМОН и приезда региональных начальников ГУВД и ФСБ. Спустя два года полыхнуло севернее, в Коми округе, где на протяжении нескольких ночей горели автомобили представителей Азербайджанской диаспоры и местных силовиков. Пермские правозащитники выстроили в своих расследованиях цепочку совпадений, которая прямо указывает на межнациональный конфликт на почве неприязненных отношений между местными жителями и кавказцами, буквально терроризирующими районы. Дело осложняет делёжка лесного бизнеса, который с приходом новых дельцов превратился в криминальный.

Объёмы лесопереработки у появившихся здесь 4–5 лет назад пришельцев на порядок выше: если русские лесопилки оперируют тысячами кубометров леса, то азербайджанские — десятками тысяч. Капиталы у них при необходимости легко объединяются, к тому же, по некоторым данным, переселенцы работают на предоплате с крупными экспортными поставками в Иран, так что у них очень серьёзные денежные потоки.

Районные администрации и правоохранительные органы против кавказских лесопилок голоса не подают. Тут и там у них незаконно складируются отходы, потом огромные свалки опилок сжигаются ими в нарушение всяческих норм, годами не платятся налоги, поощряется незаконная миграция. Но главное — переселенцы избивают не только местных жителей, косо посмотревших в их сторону, а даже рядовых сотрудников полиции, которые пытаются исполнять свои обязанности.

Не доходит только до судебных приговоров зачинщикам беспорядков. В единичных случаях преступники получают реальные сроки, несмотря на давление своих диаспор на суд и пострадавших. Недавний пример: 24-ого января в Карагайском районном суде Пермского края был осуждён на 4,5 года Тагы Джабы Оглы Мамедов. В прошлом году он сбил насмерть шестилетнего ребёнка и его няню, скрылся с места ДТП. Но даже находясь под стражей, Мамедов держался глумливо и дерзко: после оглашения приговора он усмехнулся в лицо матери погибшего мальчика со словами: «Давай, до свидания!», без всяких признаков раскаяния. Если после всех обжалований он отправится отбывать свой срок в колонию общего режима, там, как несложно догадаться, ему будут созданы все возможные комфортные условия и поддержка адвокатов в получении УДО.

О сегодняшней ситуации в районах края нам рассказал ответственный секретарь газеты «За человека» при Пермском региональном правозащитном центре, автор нашумевших публикаций о Карагае и Коми округе Роман Юшков.

– На фоне беспредела, что подробно описан в ваших материалах-расследованиях, какие-то просветы появились за последние годы?

– Хотелось бы поделиться поводами для оптимизма, да особо нечем. Все улучшения носят очень узкий и частный характер: например, в известном у нас кавказским беспределом Карагайском районе сняли наконец-то прокурора, который был полностью под кавказцами, и на его место, похоже, пришёл приличный и смелый человек — Сергей Гришин. Очень хочется пожелать ему выстоять и не сломаться.

– Всё-таки доведены до суда какие-либо из перечисленных криминальных фактов: избиения местного населения, нарушения ПДД, наконец, просто ущемления прав и унижения человеческого достоинства приезжими?

– Практически всегда кавказцы выходят сухими из воды, даже в тех случаях, когда они били полицейских: отделываются мелкими штрафами, которые в итоге не платят, либо же шантажом и угрозами выдавливают из потерпевших мировые соглашения.

– Какую позицию сейчас занимают чиновники и правоохранительные органы на этих территориях?

– В целом я бы политкорректно определил эту позицию как коленно-локтевую. Когда мне рассказывают, что продажная местная власть берёт взятки с кавказцев и стрижет с них купоны, я лишь сентиментально улыбаюсь. Если бы всё было так безоблачно!.. Это возможно лишь на самых первых этапах втягивания, так сказать, в период прелюдии. Там, где диаспоры укоренились, всё выглядит уже прямо противоположным образом: местные чиновники, депутаты, полиция, часто судьи находятся под контролем кавказцев. Представители власти, разумеется, редко в этом признаются, но, поварившись в этой каше, всё это видишь и понимаешь. У них у всех здесь живут семьи, есть маленькие дети, которые фактически становятся заложниками. Расхрабрившемуся полицейскому быстро намекнут, что у него вон 14-летняя дочка в школу бегает... Или же поговорят с самóй этой дочкой, она сама папе вс`, что надо, передаст.

Есть и тенденция проникновения самих кавказцев в правоохранительные органы. И благодаря этому диаспоры становятся ещё более неуязвимы.

– А население всё так же молчит и не подаёт сигналов об опасности, люди запуганы?

– Население абсолютно аморфно и равнодушно. И ещё — я не постесняюсь и скажу это прямо — русское население не просто не может подняться, сплотиться, объединиться против экспансии, оно ещё и очень охотно предаёт друг друга. Я для себя вывел чёткую формулу: русский русского всегда предаст. За редчайшими, уникальнейшими исключениями, как какая-нибудь юная девушка Света, которая при допросе в прокуратуре единственная из десятков человек сказала в лицо какому-нибудь чеченскому милиционеру Шамхану Арсаналиеву: «Так вы же ведь сами, молодой человек, вместе с ними и били, и топтали русских, и с обрыва их вниз сбрасывали!..». Следователи и дознаватели, расследуя преступления, выгораживают молодых удалых чеченцев и подтасовывают всё так, что русские сами же в этом и виноваты, сами спровоцировали, а потом сами все поскользнулись и упали, причинив себе телесные повреждения. И, предавая своих, эти следователи хорошо знают, что если вдруг кто-то из них — чиновников, депутатов, полицейских — принципиально встанет на сторону русских, то его потом предаст уже само русское население. Никому ведь и в голову не придёт вокруг такого сплотиться, защитить его и его семью.

Вот идёт очередной суд в связи с избиением дагестанцами молодого милиционера-гаишника, который посмел им претензии предъявить. В Карагае все об этом знают. Я жителям говорю: «Так вы придите в суд, сядьте в зале, поддержите его морально!». Они на меня смотрят с недоумением, сразу видно, что эта идея для них в диковинку: как это так, пойти и своего поддержать, вот это новость! Ну и в итоге полный зал гогочущих дагестанцев, сидят, давят на судью... И результат процесса предопределён.

Знаете, я, приезжая в тот же Карагай, часто ловлю на себе ненавистные взгляды. Русских причём, не кавказцев — те смотрят с любопытством, как на собаку, заговорившую вдруг человечьим языком. Русские же, особенно лично битые и запрессованные, очень многие терпеть меня не могут. Потому что я им мешаю спокойно жить под кавказцами, заостряю внимание, тыкаю им в нос страшные, постыдные, безобразные обстоятельства их бытия. Некоторые начинают пылко доказывать, что всё у них не так уж страшно и что чеченцы с дагестанцами и азербайджанцами не такие уж плохие. То есть я, залезая в какие-нибудь отношения кавказцев и русских, вклиниваюсь в гармоничный союз садиста с мазохистом. Мне иногда прямо неловко делается, я думаю: может, бросить уже это всё...

– Можно ли сравнивать напряжённую ситуацию в Пермском крае с кондопогской историей?

– Я смотрю на кондопогский эпизод просто как на фантастику: надо же, кто-то массово встал, поднялся, что-то сделал!.. Дело всё равно, конечно, ограничилось двумя русскими трупами, и «ни один чеченец при съёмках не пострадал», и всё-таки это удивительно. Я ничего подобного не могу представить здесь в Прикамье, у нас народ полностью смирился с кавказским игом.

– Что сдерживает этот конфликт и не даёт ему полыхнуть, как в Карелии?

– Менталитет русского человека не даёт. Въевшаяся в поры проповедь дурно понятого интернационализма и извращённого гуманизма, когда множество людей на полном серьёзе боятся не чеченского террора, а полумифических скинхедов и «русского фашизма». Проклятое клиническое непонимание главной мировой дихотомии «свой — чужой», которое наши классики определяли красивым эпитетом «всечеловечность». Та самая всечеловечность, которая позволяет нам, русским, с радостной доверчивостью открывать двери любому чужаку и при этом с предательским равнодушием смотреть на то, как, к примеру, гниют в тюрьмах Худяков, Ульман, Аракчеев за то, что за нас в Чечне воевали.

– Я слышал, вам недавно открыто угрожали?

– Уличная кавказская банда в деревне Савино Карагайского района хулиганила, избивала местную молодежь, атаковала женщин. Часть пострадавших обратилась к нам в правозащитный центр. Мы помогли составить заявления в полицию и мировой суд, стали со своей стороны теребить полицию, распространять информацию. В итоге, хотя дела были возбуждены, агрессорам, как это чаще всего здесь бывает, удалось свести всё к мировым соглашениям и пока уйти от уголовной ответственности. Но один из главных молодых отморозков, видимо, не врубился в ситуацию, вышел лично на меня и стал угрожать расправой.

Для меня опасность от подобных угроз, честно признаюсь, значительно меньше, чем для жителей сельской местности. Я и мои коллеги всегда действуем принципиально в правовом поле, демонстрируем, что мы публичные и официальные фигуры, все переговоры с кавказцами записываем на диктофон. Они пока что щёлкают челюстями и не знают, как к нам подступиться. Что будет дальше, покажет развитие процесса колонизации. Примечательно, что средний пермский горожанин, читая всякие карагайские ужасы, думает, что до него всё это не дойдет. И ошибается, конечно. Всему своё время. Уже на глазах доходит.

Источник.
Subscribe

  • памятная дата

    Сегодня исполняется ровно 10 лет с восстания на Манежке. Кто не читал или не прочь освежить в памяти, моя ода тем событиям тут.

  • 53

    Сегодня бы исполнилось. Всего-навсего 53. Но не случилось даже столько. Я помню.

  • Разъяснение про коммунизм

    Как известно, не существует каноничного описания коммунизма. Тот же Маркс писал, что коммунизм обязательно наступит в силу законов исторического…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments