Свёртыш (kladun) wrote,
Свёртыш
kladun

Дельная статья

Кремлевский антиэкстремизм: закон о непогрешимости власти

Публичное сомнение в непогрешимости власти будет преследоваться наравне с терроризмом. Такова поправка к закону «О противодействии экстремистской деятельности», единодушно принятая грызловской Думой. Но если у католиков безгрешен один Папа, то по новому российскому закону постулируется безгрешность всей «вертикали власти»! Но наказание за критику – не что иное, как мощнейшее средство защиты и стимулирования коррупции в органах власти!

Непогрешимость, как идеал «вертикали»

В свое время Ватикан придумал отличную идею: постулат о непогрешимости Папы. Его сила была в том, что любые сомнения в непогрешимости сразу же становились предметом рассмотрения Святейшей Инквизиции, решавшей вопросы кротко и милосердно, без пролития крови. С помощью костра, освобождающего критика от мучительных пыток.

Похоже, идею непогрешимости папской власти решили взять на вооружение идеологи российской олигархической демократии (или демократической олигархии), только что торжественно провозглашенной Сурковым.

Помимо замечательных поправок, окончательно делающих представительную демократию фикцией (голосование исключительно по партийным спискам, принудительная запись в «ЕР» госслужащих, нарастающее использование административного ресурса, принципиально непроверяемое электронное голосование и т. д.) власть решила пойти много дальше – а именно – сделаться непогрешимой, аки Цезарь Борджиа и любой другой Папа Римский.


Для чего принять закон, позволяющий в судебном порядке преследовать всех, кто власть критикует, считает ее незаконной (что и есть на самом деле), либо усматривает в ее действиях признаки преступной деятельности (именно «усматривает признаки» – по букве закона наличие преступного деяния определяет суд).

Власти мало «демократии» в одни ворота – ей хочется подобострастной тишины, прерываемой только «бурными и продолжительными аплодисментами». Чтобы было, как в романах Пикуля и Дрюона. «Слово и дело!» – восклицает представитель власти – и бунтовщика волокут в Бутырку.

Совместить инквизицию с правами человека? Легко!

Впрочем, была и загвоздка – средневековую практику уголовного наказания недостаточной любви к власти следовало совместить с «правами человека», «свободой совести», «свободой информации» и запретом на цензуру, провозглашенном в ельцинской конституции. Но выход, позволяющий совместить средневековье с правами человека, был совершенно гениально найден.

Возможно, в будущем сочинят даже красивую легенду, как некто из Администрации президента, теребя в руках резиновое изделие, получил озарение свыше и подобно Архимеду, с криком «Эврика!» выскочил на улицу в неглиже. Так или иначе, этим гениальным решением стали «резиновые» законы о противодействии экстремизму, эластичные настолько, что под них можно подвести не то что «сопротивление» власти, но даже сомнение в ее непогрешимости.

Так, под шумок «Норд-Оста» и бесланских событий был принят целый ряд законов и поправок о противодействии терроризму и экстремизму (где эти понятия преднамеренно смешивались), позволяющих «законно» преследовать, по сути, кого угодно и почти за что угодно. Вскоре подоспела и кампания по борьбе с «русским фашизмом», подводящая под статьи об экстремизме и «разжигании» всех, кто усомнится в необходимости вымирания коренного большинства россиян. Ничего, что сама идея тотальной «толерантности» логически несовместима с преследованием за убеждения. Главное – гибкость терминологии, позволяющей подобрать закон под любой нужный случай…

Но и этого казалось мало – хотелось сверхчеловеческого статуса, сравнимого разве что с папским. Власти было мало – хотелось папской непогрешимости и целования туфель? Захотелось? Проще простого!

…и вот пару недель назад Госдума, включая, как ни странно, и всю оппозицию приняли поправку к закону «о противодействии экстремизму», по которой экстремизмом признается «публичная клевета в отношении лица, замещающего государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации при исполнении им своих служебных обязанностей или в связи с их исполнением, соединенную с обвинением указанного лица в совершении деяний, содержащих признаки экстремистской деятельности, либо в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления».

Святее Папы: закон о защите коррупции

Итак, оцените масштаб: если в католической церкви постулируется безгрешность только высшего иерарха – Папы Римского, то по новому российскому закону постулируется безгрешность всей еврейской «вертикали власти»!

А теперь оцените и основное следствие: новый закон позволяет в судебном порядке раздавить каждого, кто рискнет только заявить о коррумпированности того или иного должностного лица!

Таким образом, вместо борьбы с экстремизмом мы получили закон о судебной защите коррупции и должностных преступлений: каждый, кто обвинит коррупционера, будет осужден «за экстремизм» гораздо раньше, чем сумеет довести дело о коррупции до суда или хотя бы до сведения органов правопорядка, которые при отсутствии огласки, и сами не безгрешны (Кстати, первое, что сделал Ельцин после прихода к власти – уничтожил незаслуженно забытый Комитет Народного Контроля, а заодно, в ходе ареста, уничтожил последнего министра внутренних дел СССР – Бориса Пуго. Так, на всякий случай).

СМИ: все глухие и все согласные

Достанется и СМИ: экстремистскими будут считаться материалы, «которые обосновывают либо оправдывают совершение деяний, содержащих признаки экстремистской деятельности» (включая попытки увидеть в действиях должностных лиц признаки «деяний, содержащих признаки экстремистской деятельности, либо в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления»!), а также любая «попытка применения насилия в отношении государственного деятеля и воспрепятствование законной деятельности органов госвласти».

Обратите внимание – уже не «призывают», а только «обосновывают и оправдывают». А что есть любая критика «вертикали», как не «обоснование и оправдание»?

А теперь вспомним, что по закону органы правосудия обязаны реагировать на публикации в прессе, указывающие на признаки совершения противоправных деяний, в том числе со стороны должностных лиц. Норма эта, сами понимаете, в реальной жизни не действует, но важно другое – отныне, после принятия поправок, таких публикаций просто не будет в принципе: любое разоблачение, любое «журналистское расследование» в отношении власти любая такая публикация становится основанием для судебного преследования!

Как видите, поправки, имеющие целью «всего лишь» монополизировать власть и обеспечить власти непогрешимость на уровне Папы Римского в пору расцвета инквизиции, по совместительству являются мощнейшим средством защиты и стимулирования коррупции в органах власти.

Подсудным сделано, по существу, само обсуждение темы коррупции. Не зря за поправку специально просила группа из пятнадцати губернаторов. А в чем у губернаторов рыльце, вы сами знаете. Без СМИ.

Выборы: снимаем оппозицию

Окончательно и бесповоротно демократизируются и выборы: осенью будет внесена поправка, по которой до выборов не допускаются политики, «замеченные в экстремистских высказываниях». То есть те, кто позволил себе в том числе «публичную клевету в отношении лица, замещающего государственную должность», или углядел в действиях власти признаки преступлений.

Таким образом, достаточно нанять пару свидетелей и милиционера, чтобы произвольно снять с выборов и не только Рогозина, но и всю оппозицию поголовно. Эдакая политическая эвтаназия. Уж после такой поправки против экстремизма однозначная победа «ЕР» на любых выборах гарантирована.

Куда же бедному россиянину податься?

Да, пожалуй, уже некуда. Избирательная демократия закончилась бесповоротно. Ни избирать, ни быть избранным угнетенному большинству уже невозможно даже в теории. Исчезает и свобода печатного слова, включая и Сеть, еще недавно бывшую «заповедником свободы».

Классическая буржуазная свобода – свобода собраний и митингов – тоже подошла к концу. Для законного разрешения нарастающих социальных конфликтов легальных возможностей уже не оставлено. Одним словом, налицо классическая предреволюционная ситуация, когда зарвавшаяся власть завинчивает последние предохранительные клапаны в политическом котле, не забывая подбрасывать огоньку: какой новый русский не любит быстрой езды? Но куда? Бог знает…

Что касается обыденной жизни, то оппозиции и отдельным гражданам остается обходить закон об экстремизме, используя нецензурные, но прозрачные для понимания словосочетания типа: «Этих … кремлевских … пора … в … и в …».

Вряд ли найдутся «должностные лица», пожелающие признать свое тождество с означенными … и … Как очень дипломатично поется в песне – «если кто-то кое-где у нас порой».

А. Ермолаев



Источник.
Subscribe

  • памятная дата

    Сегодня исполняется ровно 10 лет с восстания на Манежке. Кто не читал или не прочь освежить в памяти, моя ода тем событиям тут.

  • 53

    Сегодня бы исполнилось. Всего-навсего 53. Но не случилось даже столько. Я помню.

  • Разъяснение про коммунизм

    Как известно, не существует каноничного описания коммунизма. Тот же Маркс писал, что коммунизм обязательно наступит в силу законов исторического…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment